Русская планета (rusplt) wrote,
Русская планета
rusplt

Categories:

Революция дронов


Израиль возглавил революцию беспилотных летательных аппаратов

На Международном конгрессе беспилотных систем и роботов, прошедшем в октябре 2013 в Израиле и собравшем тысячи военных и специалистов со всего мира, общим было мнение: еще рано говорить о конце пилотируемой авиации, но будущее за беспилотными самолетами.

Итог дискуссий подвел бывший командующий израильскими ВВС генерал Эйтан Бен Элияху: «За последние 10 лет инвестиции в беспилотные системы увеличились в десятки раз. Эра пилотируемых штурмовых вертолетов прошла, у пилотируемых истребителей нет будущего, перспективы транспортной авиация также сомнительны.

Для нас, боевых летчиков, вытеснение пилота из кокпита, конечно, является тяжелым ударом, однако уже в недалеком будущем мы, несомненно, увидим воздушные бои между беспилотниками. И это не фантазия, это - часть будущего».

Хотя ВВС Израиля сегодня обладают самым большим на Западе, после США, числом пилотируемых боевых самолетов, именно Израиль сегодня лидирует в «беспилотной революции», обещающей радикальные перемены в военном деле уже в ближайшем будущем.

Генеральный директор Israel Aviation Industries Йосеф Вайс сообщил, что израильские беспилотники во всем мире налетали уже более миллиона часов. Он назвал это «беспрецедентным достижением». Уже сегодня в израильских ВВС дроны совершают большее число боевых вылетов, чем пилотируемые самолеты, - они находятся на боевом дежурстве 24 часа в сутки.

По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира, Израиль является монополистом на мировом рынке беспилотной авиации - израильские авиастроительные компании осуществили 41% продаж дронов на мировом рынке (более чем в пятьдесят стран).

Как начиналась «беспилотная революция»

Первые опыты израильтян с боевым применением беспилотников начались в 1969 году. Тогда в ходе «Войны на истощение» на Суэцком канале израильская авиация несла потери от действия советских зенитно-ракетных комплексов. Для решения этой проблемы в США были закуплены радиоуправляемые реактивные самолеты Firebee. Это были громоздкие (весом в 1,5 тонны) аппараты, использовавшиеся ранее только в качестве учебных мишеней.


Израильский солдат несет дрон Skylark

Израильтяне применили их в качестве самолетов-приманок для прорыва советской системы ПВО – советские ЗРК демаскировали себя, открывая огонь по радиоуправляемым самолетам, после чего израильская авиация наносила ракетно-бомбовые удары по выявленным целям. Для управления этими беспилотниками в израильских ВВС был сформирован дивизион.

Впоследствии израильтяне оснастили самолеты Firebee аппаратурой для аэрофотосъемки. Ловушка сработала – во время Войны судного дня 1973 года ЗРК противника осуществили 43 ракетных пуска по радиоуправляемым самолетам.

Впрочем, израильтяне остались недовольны применением радиоуправляемых самолетов Firebee – они были дороги, тяжелы и громоздки, однако полученный опыт вскоре пригодился.

В 1974 году два молодых офицера, лейтенанты Иегуда Мази и Элвин Эллис, служившие в дивизионе Firebee, демобилизовались из армии и создали фирму «Эирмеко». Исходя из опыта Войны Судного Дня они предположили, что небольшой простой дрон, начиненный самой современной израильской электронной аппаратурой и оснащенный телекамерой, будет куда более соответствовать реальным боевым задачам, чем радиоуправляемый реактивный гигант Firebee.

Прототип первого дрона, получивший название «Мастиф», был в 1974 году собран в гараже одного из энтузиастов. Однако в израильской авиастроительной корпорации Israel Aircraft Industries (IAI), занятой в то время разработкой и производством реактивных истребителей-бомбардировщиков, первый дрон интереса не вызвал.

Молодых авиаинженеров неожиданно поддержала компания «Тадиран», занимавшаяся производством военной аппаратуры связи – она заключила с ними договор на производство опытного образца.

После летных испытаний проект перешел в корпорацию Israel Aircraft Industries (IAI), начавшую разработку дронов «Скаут». «Мастиф» и «Скаут» стали первыми образцами мирового дроностроения.

Первые дроны выглядели крайне неказисто на фоне достижений реактивной авиации: несмотря на свою электронную начинку, они имели поршневый двигатель с толкающим винтом, крейсерская скорость их немногим превышала 100 км/ч, потолок высоты составлял всего 4,5 км, а дальность действия ограничивалась сотней километров. Да и запасов топлива хватало всего на несколько часов полета.

Однако вскоре выяснилось, что именно такой тихоход отвечал требованиям воздушной разведки и наведения на цели - малый размер и корпус из стекловолокна, которое прозрачно для РЧ-излучения, делали дрон невидимым для радаров противника.

Со «Скаутом» связан первый в истории дронов случай «сбития» реактивного истребителя. 14 мая 1981 года, когда дрон «Скаут» выполнял рутинный разведывательный полет, он был атакован сирийским МиГ-21. В процессе погони за дроном пилот МиГ-21 не справился с управлением и врезался в землю. «Скаут» благополучно вернулся на свою базу, где ухмыляющиеся авиатехники нарисовали на борту самолетика «kill mark» – знак победы в воздушном бою.

Проверка боем. Операция «Арцав»

Подлинное понимание роли дронов в современной войне пришло ко многим после «боевого крещения» новой техники: в июне 1982 года в небе над Ливаном развернулось крупнейшее со времен Второй мировой войны воздушное сражение, в котором израильская армия впервые и с успехом применила дроны для уничтожения ПВО противника.

В составе находившейся в Ливане группировки сирийских войск были четыре бригады ПВО, оснащенные советскими зенитно-ракетными комплексами (ЗРК) «Квадрат», С-75М «Волга» и С-125М «Печора». В ночь на 10 июня 1982 года на территорию Ливана были дополнительно введены 82-я смешанная зенитно-ракетная бригада и три зенитно-артиллерийских полка.

Теперь в Ливане находилось 24 сирийских зенитно-ракетных дивизиона, развернутых плотным боевым порядком протяженностью 30 км по фронту и 28 км в глубину. По свидетельству советских военных специалистов, такой плотной концентрации ракетных и артиллерийских сил ПВО не было нигде в мире. Основным назначением этих сил было прикрытие сирийских войск в ливанской долине Бекаа, где было сконцентрировано не менее 600 танков.

Безпилотный летатетельный аппарат BQM-34F Firebee. Фото: defenseimagery.mil (http://www.defenseimagery.mil/)

Беспилотный летатетельный аппарат BQM-34F Firebee. Фото: defenseimagery.mil

Операция «Арцав» по уничтожению средств ПВО противника началась в 4 часа утра 9 июня 1982 года. За 4 часа до первого удара израильские ВВС усилили ведение всех видов разведки (радиотехнической, радиолокационной, телевизионной) тактическими самолетами, самолетами радиотехнической разведки и дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и дронами AQM-34, Мастиф и Scout.

На дроны были возложены серьезные задачи:

– Разведка поля боя и наблюдение. Для выполнения этой задачи некоторые модификации дронов были оборудованы ТВ-камерой и системой связи, способной передавать непрерывный поток изображений. Это позволяло израильским командирам всех уровней иметь наглядное представление о реальной ситуации на поле боя и координировать совместные действия сухопутных войск и ВВС.

– Выявление рабочих частот радиолокационных станций(РЛС) и аппаратуры наведения сирийских ракетных комплексов. Беспилотники перехватывали и анализировали излучение РЛС противника и ретранслировали их на наземные станции или самолеты в воздухе.

– Симуляторы РЧ-излучения, которые отражали излучение РЛС такой интенсивности, как будто это были ударные самолеты.

– Целеуказание. Дроны были оборудованы лазерными и инфракрасными дальномерами-целеуказателями для подсветки целей, предназначенных для атаки ракетами с лазерным и инфракрасным наведением.

– Ложные цели и установщики помех. Дроны «Шимшон» применялись в качестве ложных целей. Они вызывали на себя огонь сирийских ЗРК и тем самым отводили его от ударных самолетов. 9 июня были сброшены десятки таких ложных целей. На экране РЛС они создают отметку полноразмерного самолета.

Как только дрон обнаруживал батарею ЗРК и передавал ее изображение наземному командованию, в воздух поднимались еще два БПЛА: один - в качестве ложной цели, имитирующей атакующий самолет, чтобы заставить батарею ЗРК противника включиться на излучение, второй - оснащенный аппаратурой для перехвата излучения радиолокационной станции (РЛС) ЗРК.

Полученная информация о параметрах излучения обрабатывались бортовыми компьютерами самолетов ДРЛО E-2C Hawkeye, выдававших данные для наведения противорадиолокационных ракет по выявленным целям.

За час до удара израильтяне начали постановку пассивных радиоэлектронных помех на фронте 150-200 км; за 12 минут - интенсивных помех системам связи и управления средствами ПВО; за 5-7 минут - активных помех большой мощности, подавивших средства радиолокационной разведки противника.

Затем началось тотальное уничтожение сирийских средств ПВО. Удары по сирийским позициям наносились ракетами класса «земля-земля», дальнобойной и реактивной артиллерией, при этом использовались шариковые и кассетные боеприпасы, обладающие способностью наводиться на цель с помощью инфракрасного и лазерного луча.

Через 10-12 минут после ракетного удара по сирийским позициям был нанесен удар силами около 100 самолетов. Израильская авиация действовала группами в 2-6 истребителей-бомбардировщиков. «Скайхоки», «Кфиры», «Фантомы» и F-16 наносили удары с применением обычных, кассетных, шариковых и кумулятивных бомб, а также управляемых и самонаводящихся ракет, специально доработанных под рабочие частоты сирийских РЛС.

Когда сирийцы, пытаясь вывести ЗРК из-под удара противорадиолокационных ракет, выключали свои РЛС, израильтяне поднимали в воздух дроны с лазерным целеуказателем и тогда ударные самолеты, вооруженные ракетами AGM-65 Maverick с лазерной головкой самонаведения, атаковывали ослепшие ЗРК.

Таким образом, за сутки ведения операции «Арцав» израильтяне уничтожили 19 сирийских зенитно-ракетных дивизионов.


Беcпилотный летатетельный аппарат «Эйтан».

Одновременно в небе Ливана разворачивалось крупнейшее воздушное сражение. С обеих сторон в нем участвовало около 350 самолетов, причем одновременно в воздушных схватках вели бой по 120-200 самолетов. Сражение превратилось в настоящую бойню: израильтяне сбили в воздушных боях 7-11 июня около 90 самолетов МиГ-21, МиГ-23 и Су-22, не потеряв ни одного своего самолета.

Применение беспилотных аппаратов в ходе операции «Арцав» позволило решить целый комплекс задач всех видов разведки, радиоэлектронной борьбы, наведения на цели. Израильские командиры всех уровней получали в реальном времени информацию с поля боя. Впервые были отработаны вопросы тактики применения дронов и координации совместных действий дронов, сухопутных войск и ВВС.

От «Привидения» до «Эйтана»

Успешный опыт применения БПЛА в бою, полученный в ходе операции «Арцав», оказал решающее влияние на бурное развитие беспилотной авиации в последующие годы. После ливанской войны командование ЦАХАЛа не стало жалеть средств на беспилотники. В 80-90 годы начался подъем израильского дроностроения. Одна за другой создавались новые фирмы, авиастроительные корпорации открывали специальные подразделения для разработок и производства беспилотников различного назначения.

На развитие беспилотной авиации оказал существенное влияние и такой фактор, как закрытие проекта истребителя «Лави», бывшего гордостью израильского авиапрома. Целью израильских авиаконструкторов было создание истребителя, превосходящего по своим тактико-техническим характеристикам американский аналог - истребитель F-16A/B. Поставленная цель была достигнута, что доказали испытательные полеты израильского самолета.

В США поняли, что имеют дело с опасным конкурентом. Под предлогом защиты собственной авиапромышленности американцы стали добиваться полного прекращения программы «Лави». Под американским давлением Израиль был вынужден свернуть этот проект в 1987 году.



полный текст статьи

Tags: Израиль, оборона, технологии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments