Русская планета (rusplt) wrote,
Русская планета
rusplt

Category:

Зачем России ядерное оружие?


Без обычных вооружений ядерные боеголовки не дают нам никаких гарантий

Если Пушкин — наше все, то ядерное оружие — наше абсолютно все. Если бы не оно, России уже давно не было бы. При этом, как ни странно, его наличие не дает нам никаких гарантий.

Последние точные данные о размерах российских РВСН относятся к декабрю 2010 года, они были предоставлены в рамках последнего обмена данными по покойному СНВ-1. Тогда мы имели 70 шахтных межбаллистических ракет (МБР) УР-100Н УТТХ (она же РС-18; 6 боевых частей (БЧ) на каждой), 58 шахтных Р-36М2 (она же РС-20; 10 БЧ на каждой), 171 мобильную моноблочную МБР РТ-2ПМ «Тополь», 70 моноблочных МБР РТ-ПМ2 «Тополь-М» (18 мобильных, 52 шахтных) и 6 мобильных РС-24 «Ярс» (по 3 БЧ на каждой). Всего, таким образом, у нас было 375 МБР с 1259 БЧ.

Головная часть межконтинентальной баллистической ракеты РС-18 в шахте на стартовом комплексе космодрома Байконур. Фото: Сергей Казак / ИТАР-ТАСС, архив

Головная часть межконтинентальной баллистической ракеты РС-18 в шахте на стартовом комплексе космодрома Байконур. Фото: Сергей Казак / ИТАР-ТАСС, архив

Сколько у России ракет

Размеры морской составляющей российских стратегических ядерных сил (СЯС), разумеется, определяется количеством подлодок. Сегодня в строю ВМФ РФ их числится восемь: 2 пр. 667БДР (на Тихоокеанском флоте), 5 пр. 667БДРМ (на Северном флоте), 1 пр. 955 (на СФ, но предназначена для ТОФ). Каждая из них несет по 16 БРПЛ. На пр. 667БДР это Р-29Р (3 БЧ на каждой), на 667БДРМ — Р-29РМ (по 4 БЧ), на пр. 955 — Р-30 (по 6 БЧ). Кроме того, одна лодка пр. 667БДР проходит модернизацию (ее целесообразность вызывает большие сомнения, возможно, что лучше на эти деньги было бы построить новую лодку), одна пр. 667БДРМ — восстановление после пожара (и еще одна переделывается в разведывательно-гидрографическую с демонтажем ракетных шахт). Проходят испытания две лодки пр. 955, еще одна недавно заложена в Северодвинске.

Надо иметь в виду, что умножение количества ракет на количество лодок, а количества БЧ на количество ракет будет в данном случае неправильным. Одновременно на боевом дежурстве в море находятся, как правило, не более двух лодок пр. 667БДР/БДРМ. Соответственно, в каждый конкретный момент морская часть «триады» включает лишь 16—32 ракеты и, соответственно, 48-128 БЧ. Остальные Р-29 находятся на складах в статусе «неразвернутых носителей», то есть не имеют боевой ценности (приобретают таковую они лишь в шахте на борту лодки). Что касается Р-30 (это пресловутая «Булава»), то ее нынешний реальный статус сомнителен. Слишком много испытаний этой БРПЛ были неудачными. Можно, конечно, принять ракету на вооружение «росчерком пера», но это не значит, что в случае войны она поразит назначенную цель.

Крайне непростым является состояние авиационной составляющей СЯС. Она состоит из самолетов двух типов — Ту-160 (несет 12 крылатых ракет) и Ту-95МС (несет 6 или 16 крылатых ракет в зависимости от количества пусковых установок под крылом, трансформация из одного варианта в другой проходит относительно быстро). Россия имеет 16 Ту-160 и 63 Ту-95МС, боеготовы 11—13 Ту-160 и около 60 Ту-95МС.

СНВ-3 — на пользу России

В 2010 году Россия и США подписали договор СНВ-3, по которому в течение семи лет они должны привести свои СЯС к состоянию, когда в них будет не более 700 развернутых (то есть готовых к немедленному боевому применению) и 100 неразвернутых (находящихся на складах и базах хранения) носителей и не более 1550 БЧ на развернутых носителях. Зачет БЧ по этому договору, впрочем, достаточно своеобразный. На МБР и БРПЛ он теперь не по максимуму, как в предыдущих договорах, а заявительный. То есть, например, Россия может приписать конкретной РС-36М2 не 10 БЧ, а, например, три. Бомбардировщики же вообще считаются за одну БЧ каждый. В связи с таким вариантом зачета у нас очень любят обвинять США в манипуляциях количеством БЧ, но неясно, кто нам мешает заниматься аналогичными манипуляциями. Договор в этом плане абсолютно равноправен.

 Ту-160 над авиабазой ВВС России вблизи города Энгельс Саратовской области. Фото: Михаил Джапаридзе / AP


Ту-160 над авиабазой ВВС России вблизи города Энгельс Саратовской области. Фото: Михаил Джапаридзе / AP

У нас достаточно популярна точка зрения, что договор СНВ-3 «разоружает» Россию. Здесь налицо даже не паранойя, а просто клинический идиотизм. Среди всех «разоруженческих» договоров СНВ-3 уникален тем, что он является договором об одностороннем добровольном разоружении США, поскольку они обязаны сокращать свои СЯС, а мы можем их даже наращивать. Кроме того, в его рамках с России сняты важнейшие ограничения, имевшиеся в предыдущих договорах — на размеры районов развертывания мобильных МБР, на количество многозарядных МБР, на возможность создания железнодорожных МБР. Россия же никаких уступок не сделала. Такой удивительный альтруизм со стороны США объясняется предельно просто: в обмен на СНВ-3 Москва отказалась от поставок ЗРС С-300П Ирану. Тем не менее наши официальные лица, вплоть до самых высших, регулярно демонстрируют пугающую неадекватность, угрожая Вашингтону выходом из СНВ-3. Вообще-то, такой мерой могут угрожать они нам, а не мы им. Кстати, республиканцы регулярно заводят речь о том, что США должны выйти из договора, поскольку он ограничивает только США.

В рамках СНВ-3, в отличие от СНВ-1, не требуется предоставления сторонами детальной открытой информации о своих СЯС. То есть детальная информация теперь является закрытой, а открытыми — лишь три общие цифры для каждой из сторон. По состоянию на 1 июня 2011 года, когда состоялся первый обмен информацией, Россия имела 521 развернутый и 344 неразвернутых носителя и 1537 развернутых БЧ. По состоянию на 1 марта 2013 года (последний на данный момент обмен информацией) мы имеем 492 развернутых и 408 неразвернутых носителей и 1480 развернутых БЧ. Детально разложить эти цифры по типам носителей невозможно из-за вышеупомянутых особенностей зачета БЧ.

Очевидно лишь, что наши СЯС продолжают сокращаться, а это лишь подчеркивает абсурдность разговоров о том, что СНВ-3 нас «разоружает». Это мы себя разоружаем, а договор уже сегодня позволяет нам добавить 208 (!) развернутых носителей и 70 БЧ. Увы, это нереально. МБР УР-100, Р-36М2, РТ-2ПМ, БРПЛ Р-29Р списываются гораздо быстрее, чем производятся и поступают в войска РТ-2ПМ2, РС-24 и Р-30 (тем более что статус «Булавы», как было сказано выше, до сих пор неясен). При этом значительная часть списываемых ракет — многозарядные, а поступающие на вооружение — моноблочные, либо «малозарядные», то есть количество БЧ сокращается еще быстрее, чем количество ракет. Самолеты же вообще уходят без замены.

Для сравнения: у США 1 июня 2011 года было 882 развернутых и 242 неразвернутых носителя и 1800 развернутых БЧ. К 1 марта 2013 года осталось 792 развернутых и 236 неразвернутых носителей и 1654 развернутых БЧ. То есть им еще надо сокращаться, а мы уже можем расширяться. Только не получается.

Что касается тактических ядерных зарядов, то это информация предельно закрытая. Предполагается, что Россия находится на первом месте в мире по их количеству, оценки же этого количества колеблются в диапазоне от 2 до 6 тысяч. США имеют в Европе 200 авиабомб В-61 (в 2005 году было 480) и, видимо, еще 200—400 на собственной территории. Ядерный вариант КРМБ «Томагавк» американцы давно переделали в обычный и отстреляли эти ракеты по Ираку, Югославии и Афганистану. Возможно, снятые с них ядерные БЧ сохранились, но для них в любом случае нет носителей, поэтому толку от этих БЧ сейчас не больше, чем от кирпичей. Что касается Китая, то его ядерный арсенал — отдельная тема. Как минимум он имеет 3,5 тысячи БЧ (суммарно стратегических и тактических).

Случится ли ядерная война?

Как было сказано в начале статьи, если бы у нас не было ядерного оружия, нас бы съели давно и с удовольствием. Тем не менее абсолютизация ядерного сдерживания очень опасна. Необходимо иметь очень большие силы общего назначения, позволяющие сделать ядерное оружие действительно последним аргументом, а не первым и единственным.

Четыре авиабомбы В-61. Фото: пресс-служба министерства обороны США


Четыре авиабомбы В-61. Фото: пресс-служба министерства обороны США

Дело в том, что против неядерных стран ядерное оружие неприменимо по политическим причинам. Представим себе, что пять лет назад Россия не сумела бы добиться триумфальной (без малейшей иронии) победы над Грузией, а втянулась бы в затяжную кровавую войну с этой страной. Мы бы применили там ядерное оружие? Понятно, что нет. Представим себе, что через два-три года талибы начнут экспансию в Центральную Азию. Мы нанесем ядерный удар по Афганистану? Разумеется, нет. Представим себе, что Азербайджан начал операцию в Нагорном Карабахе, а Турция одновременно нанесла удар по Армении. Естественно, НАТО в такой конфликт не вмешается. Тем не менее более чем очевидно, что и в этом случае ядерный удар по Турции мы не нанесем. Все указанные конфликты требуют задействования обычных сил.

Что касается войны против ядерных держав

окончание статьи: http://rusplt.ru/policy/jadernaj_rossia.html
Tags: Китай, Россия, США, геополитика, обзоры, оборона
Subscribe

  • Атака дроном

    автор: Екатерина Петрова Сенсационную новость распространил портал WikiLeaks со ссылкой на американское издание TruePundit: Хиллари Клинтон в…

  • Россия как сверхдержава, но пока не энергетическая

    29 сентября 2016г. обозреватель отдела политики «Русской Планеты» Алексей Заквасин прочитал лекцию в корпоративном университете ПАО…

  • Самый особенный округ

    Развитие Северо-Кавказского федерального округа требует отказа от стандартных решений и подходов Рамзан Кадыров торжественно открыл новую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Атака дроном

    автор: Екатерина Петрова Сенсационную новость распространил портал WikiLeaks со ссылкой на американское издание TruePundit: Хиллари Клинтон в…

  • Россия как сверхдержава, но пока не энергетическая

    29 сентября 2016г. обозреватель отдела политики «Русской Планеты» Алексей Заквасин прочитал лекцию в корпоративном университете ПАО…

  • Самый особенный округ

    Развитие Северо-Кавказского федерального округа требует отказа от стандартных решений и подходов Рамзан Кадыров торжественно открыл новую…