Русская планета (rusplt) wrote,
Русская планета
rusplt

Categories:

Русский олигарх в белорусской тюрьме: мнение Минска

Белорусский политолог Сергей Мусиенко в разговоре с «Русской планетой» объяснил позицию Минска в конфликте вокруг «Уралкалия»

— Как в Белоруссии оценивают ситуацию с Баумгертнером?

— Ну как оценивают? Идет следствие, разберутся.

— А как вы считаете, почему никак не отреагировала на эту ситуацию Москва?

— Почему же? Вчера и Шувалов всякие казуистические фразы пытался сказать. Говорят, Медведев даже какие-то распоряжения дал.

Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей завода «Уралкалий». Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей завода «Уралкалий». Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

— Медийной реакции у нас нет. Путин молчит.

— А вы знаете, я не исключаю, что у него уже есть документы об этих художествах. Он информирован, а выступали люди неинформированные. А Путин прекрасно осведомлен и информирован о стиле ведения бизнеса.

— А как вы считаете, Москва была в курсе планов белорусских правоохранителей задержать Баумгертнера?

Сергей Мусиенко — белорусский политолог, возглавляющий аналитический отдел ЕсооМ. Он входит в состав Общественно-консультативного совета при администрации президента Республики Беларусь. Мусиенко с середины 2000-х годов последовательно выступает с критикой белорусской оппозиции; в свою очередь, оппозиционная пресса называет его провластным политологом и даже советником президента Александра Лукашенко.

— Я не могу об этом сказать, но ведь это дело давно предано огласке — тем более рынки обрушились. Вы знаете, есть принцип такой: когда у тебя есть предприятие 50 на 50, надо садиться за стол и разговаривать. Когда обрушение рынков произошло, никто с нами серьезно не говорил. Тот же господин (Баумгертнер. — РП) не прилетал ни в каком составе — ни в расширенном, ни в суженном — и с партнером не разговаривал.

Кто-то начал скупать акции — это другой вопрос. Кто-то их продал. Это же прозрачно и понятно: когда член наблюдательного совета за три дня до громогласного объявления продает активы, то здесь будут комиссии разбираться. Это инсайд в любой стране мира. Так будет в США, так будет в Европе.

У нас есть четкое заявление Следственного комитета по этому поводу. Понимаете, это крупная компания: проблемы были видны уже давно. И методы работы, и уход от совместно создаваемых филиалов. Он говорит об этом с доблестью — о том, что это коммерческий успех, что они ушли. Но это же создавалось совместно. Надо разбираться. Простейший параллельный подсчет провести, сколько «Уралкалий» продал налево и сколько мы. Тут и становится ясно, что вся эта операция готовилась с 2011 года.

— А арест Баумгертнера как-то повлияет на отношения России и Белоруссии?

— В принципе-то, оно всегда так бывает. Мы проходили молочную войну, сахарную, мясную, газовую. Можно даже что-то забыть. У калийного конфликта ситуация немного другая.

Наше предприятие государственное, а ваше частное. И на защиту вашего частного предприятия грудью становится премьер-министр, вице-премьер. Выступают. В белорусской практике такого нет.

У нас бизнес защищают, но не так оголтело. Есть государственные интересы, их отстаивает государство, а есть частный интерес. Вы улавливаете логику?

Сергей Мусиенко. Фото: ecoom.org


Сергей Мусиенко. Фото: ecoom.org

Ты если лоббируешь частные интересы... Тут в Китае за это судят одного высокопоставленного чиновника. Тут надо определиться. Есть материалы следствия, если хотите их увидеть — делайте официальный запрос. Есть процедура.

Еще возмущаются, что у арестованного будет белорусский адвокат. Но мы же в Белоруссии. Такое же правило в Германии, такое же в США.

Очень часто приходится иметь дело с российскими бизнесменами, которые хотят применить в Белоруссии свои успешные методы ведения бизнеса. Им говорят, что это не будет работать, а они не верят. Язык — один, границы — нет, и возникает ощущение, что эти методы будут работать здесь.

Сулейман Керимов пришел к президенту и сказал ему: «Откат даю». Это же происходило, наш президент говорил об этом. Я понимаю господина Керимова, он привык так делать. Он приходит и говорит: «Вот это тебе, как человеку, а вот это — твоей стране. Им же меньше надо, тебе — больше, давай поговорим». И когда он по этому поводу получает от ворот поворот (может быть, первый раз в жизни), он не понимает, с кем он общается. Что это за люди такие?

Человек столкнулся с практикой, с которой раньше не сталкивался. И он решил поступить иначе. Я хитрый, у меня счет в Швейцарии. А Путин, кстати, говорил: «Уводите с офшоров». Так вот, если посмотреть, через что «Уралкалий» идет — Кипр, Москва — та же ситуация. Так у нас вообще такой темы нет, у нас государственные предприятия через офшоры не работают. Тема закрыта.

Естественно, мы пригласили их поговорить. Пригласили в полном составе. И Волошина, и Дворковича. Сулеймана Керимова. Ну как так?

Ребята взяли, решили: мы с вами не играемся, 50 % мы себе забираем, а все остальное — ваше. Так не бывает. Есть процедура выхода. Даже если у тебя 5 %, так не принято.

— Как вы думаете, а другие российские бизнесмены, глядя на то, что происходит с Баумгертнером, не захотят прекратить дела в Белоруссии?

— Просто способы ведения бизнеса Керимовым российские бизнесмены знают лучше. О том, что такое произойдет, нам говорили с момента покупки «Уралкалия» Керимовым. Как только Рыболовлев продал, звонили российские люди и говорили: «Ребята, вы попали. Теперь у вас вот такой вот партнер».

 Александр Волошин. Фото: Антон Новодережкин / ИТАР-ТАСС


Александр Волошин. Фото: Антон Новодережкин / ИТАР-ТАСС

Ну как так — вести параллельный актив предприятия, обрушить рынок, навариться на этом? У них либеральная постановка вопроса. Процентные ставки, активы, деривативы. А у нас стоят люди, их зарплаты, благополучие.

— Если бы на ту встречу, после которой задержали Баумгертнера, приехал Керимов?

— Вполне возможно, что если разговор был бы нормальным, все было бы нормально. Люди сказали: да, мы поступили плохо, да, давайте из этой ситуации выходить. Но они послали одного заложника, предполагая, что будет.

— «Они» — это Керимов и Волошин?

— Да. То есть если бы они явились втроем,

если бы были люди, принимающие решения, не было бы возможности сваливать вину на кого-то. Приглашались-то все. Дворковича бы никто не стал закрывать. Но он-то не поехал.

С вашей стороны группа людей не приехала, значит, Баумгертнер будет отдельно отвечать.

— Как вы думаете, у него будет до суда возможность договориться?

— Всегда бывают досудебные решения. На мой взгляд, следствие сейчас попытается повысить сумму ущерба. Это не стомиллионное дело. На одном падении акций производство потеряло больше. Я ситуацию хорошо знаю, и там вопрос, конечно, не о ста миллионах. Не стал бы Шувалов из-за этого включаться.

источник новости: http://rusplt.ru/policy/Musienko-pro-uralkaliy.html
автор: Павел Никулин
Tags: Беларусь, Лукашенко, Россия, конфликт, олигархи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments