?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Президентский дворец в Ашхабаде. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Президентский дворец в Ашхабаде. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

«Русская планета» пообщалась с Тойли Аширмурадовым, который эмигрировал из Туркмении и основал независимый новостной проект, посвященный этой стране

«Русская планета» поговорила с редактором проекта «Альтернативные новости Туркменистана» Тойли Аширмурадовым. Созданная политэмигрантом группа в фейсбуке остается почти единственным источником информации о стране, в которой официальные государственные СМИ жестко цензурируются, а негосударственные – блокируются.

– Почему вы выбрали фейсбук как форму подачи новостей о Туркмении?

– Это не только фейсбук, работа ведется и в «Одноклассниках». Как раз сейчас я отвечаю одному товарищу, который меня упрекает, что я публикую неприятные факты из жизни страны: это оппозиция, это оппозиция. Да не оппозиция это. Если пишешь что-то объективное, и это противоречит официальному мнению... Бывают моменты, когда хочется сказать: а оно мне нужно? Я живу в другой стране, устроил свою жизнь, при нынешних порядках возвращаться не собираюсь. Но есть люди, которые ждут моих рассылок.

– Вы ориентируетесь на тех, кто живет в Туркмении, или на тех, кто уехал за границу?

– Помимо группы в фейсбуке есть электронная рассылка «Альтернативных новостей о Туркменистане» раз в две недели. Я обычным способом собираю новости с сайтов, которые в Туркменистане запрещены и заблокированы, компилирую их в один файл и рассылаю более чем трем тысячам получателям. Абсолютное большинство из них находятся в Туркменистане. Здесь как цепная реакция: один человек получает, пересылает дальше –  я всех призываю делиться контактами. Люди потихоньку присылают контакты – изначально адресов было всего 300.

– Сколько сайтов заблокировано в Туркмении? Насколько серьезно власти борются с инакомыслием в сети?

– Сайтов заблокированных много – это ресурсы, касающиеся Туркменистана: «Хроники Туркменистана», «Гундогар», «Фергана» заблокированы. Блокирован ресурс iwpr.net – это Институт по освещению войны и мира, «Московские новости», где работает Аркадий Дубнов, который часто пишет о Туркменистане. Заблокирован YouTube, многие социальные сети, в том числе фейсбук. Были попытки заблокировать безобидный сайт Mobimeet для виртуальных знакомств.

Присутствие властей в сети широкое. Я знаю, что спецслужбы хорошо оснащены технически. В каждой сети есть подсадные утки, которые следят за пользователями. Тот человек, с которым я сейчас переписываюсь, если зайти на его профиль – у него ноль друзей, у него нет фотографий, но он состоит в сотне туркменских групп. У меня несколько десятков таких аккаунтов заблокированы. Они вступают в споры. Когда была большая дискуссия по поводу двойного гражданства, эти люди жестко отвечали: мол, родина должна быть одна.

– Туркменистан редко попадает в ленту новостей. Из последних новостей широко освещался концерт Дженнифер Лопес в резиденции президента и ее последующее заявление о том, что она не знала о режиме в стране. Неужели мир так мало знает о ситуации в Туркменистане? Насколько это соответствует действительности?

– Это абсолютно правильно и связано с тем, что Туркменистан – закрытая страна. Там считанные аккредитованные журналисты, очень лояльные политике властей. Там вы не найдете представителей CNN, например. Associated Press есть, но информация, которую они поставляют своей аудитории, очень дозированная и очень официальная – чтобы журналист не лишился аккредитации. В Европе и США Туркменистан в информационном поле особо не встретишь. В России, на постсоветском пространстве, – бывает. Я для себя поэтому решил взяться за социальные сети: я знаю, что «Одноклассники» очень популярны в Туркменистане, хотя и очень негативно к этому ресурсу отношусь. И я подумал, почему бы его не использовать? В том же фейсбуке, который заблокирован в Туркменистане, уже 399 лайков на странице, хотя я ее запустил только в декабре.

– Из-за отсутствия информации довольно трудно понять, что происходит в республике. Есть ли какие-то подвижки по сравнению с президентством Сапармурата Ниязова при нынешнем главе Туркмении Гурбангулы Бердымухамедове? Или режим продолжает оставаться монолитным?

– Мало того, что режим остается монолитным. Туркменбаши наш Ниязов был сиротой. У него не было родственников, и он пресекал малейшие намеки на клановость и трайбализм. А сейчас помимо того, что диктатура, существует и этот фактор. У нынешнего президента много родственников, много сестер. У сестер есть мужья, дети. Эта кучка, довольно-таки большая, старается все под себя подмять. Выгодные бизнес-проекты, дело МТС (в декабре 2010 года всех абонентов этого сотового оператора в Туркменистане отключили от сети. –РП), например. Видят, что бизнес приносит значительную прибыль, количество абонентов превысило 2 млн человек, и решили повернуть поток денег в свое русло. То же самое случилось с единственным национальным оператором «Алтын Асыр». На его базе создали акционерное общество. Кто его возглавил, как оно стало акционерным обществом, кто им управляет – ничего не известно.

Гурбангулы Бердымухамедов. Фото: AP, архив


Гурбангулы Бердымухамедов. Фото: AP, архив

Есть ограничения на свободу перемещения. При Ниязове не было такой дикости, что студентам запрещали выезжать в какую-то страну за высшим образованием. Я уезжал при Ниязове, я каждые летние и зимние каникулы ездил домой, у меня не было проблем.  Но в 2009 году властям одномоментно пришло в голову запретить выезд в Киргизию 150 студентам, и они остались в Туркменистане.

Сейчас в действиях власти стало больше непредсказуемости. Люди не знают, что будет завтра. Кто-то пустит слух, что мука подорожает – все пойдут на базар скупать муку. Вот сейчас мне прислали информацию про паспортный стол. У нас сменили название одного из районов столицы, и кто-то пустил слух, что без штампа с новым названием не будут выдавать пенсии. И люди ринулись в паспортный стол. Дикость!

– То же самое с выборами?

– Абсолютно. Новая партия, о создании которой было заявлено, карманная. Человек, который возглавляет ее – Александр Дадаев, это давний друг президента. Это все «свои» люди – если не родственник, то какой-то близкий человек. О конкуренции речи не идет.

– Тогда вопрос об оппозиции. В каком-то виде она существует? Оппозиционеры уехали за границу, сидят в тюрьмах?

– Оппозиции как таковой нет. Есть некоторые люди, которые называют себя оппозиционерами –  они уехали из Туркменистана в начале 2000-х годов. Но они политические импотенты. Они не делают ничего абсолютно. У них есть общественно-политическое движение «Ватан», которое возглавляет бывший глава Центробанка страны Худайберды Оразов. У них есть сайт, до недавнего времени он был мертвым абсолютно. Сейчас он воссоздан, но там нет ничего своего, он перепечатывает новости с других ресурсов. Возможно, что у них есть финансовые ресурсы, я в карман к ним не заглядывал, но то, что за ними нет людей – это известно. Они говорят, что они листовки в Ашхабаде распространяли, но это были люди, связанные с Борисом Шихмурадовым (экс-глава МИД Туркменистана, отбывающий пожизненный срок за покушение на Ниязова. – РП).

В плане другой оппозиции, неустоявшейся…  Я в последнее время очень внимательно слежу за религиозностью общества – это пока нигде не совещалось. Вылазка в Сирии была. МИД Туркменистана заявлял протест по поводу сюжета по российскому телевидению о воевавших там гражданах Туркменистана. Есть сообщения от авторитетных людей из компетентных источников, что тех, кто выехал в Сирию за джихадом – сотни. У них есть свои ячейки в Стамбуле, в Анкаре. В 2012 году были выборы президента, на них хотела баллотироваться женщина, учитель. Ее не допустили, естественно – она начала говорить, что будет реформировать систему образования. В туркменскую службу «Радио Свободы» звонили прямо из Ашхабада, называя свои имена, и говорили: нашего кандидата не допустили. А люди эти связаны, насколько я знаю, с религией. Это радикалы, грубо говоря.

На избирательном участке в Кипчаке, 12 февраля 2012 года. Фото: Александр Вершинин / AP


На избирательном участке в Кипчаке, 12 февраля 2012 года. Фото: Александр Вершинин / AP

– То есть вместо светской оппозиции в Туркмении постепенно складывается исламистское подполье?

– Его уже сложно подпольем назвать. Говорят, что в Ахалской области, где Ашхабад находится, и в Лебапской области, на востоке страны, есть целые районы, куда полицейские и спецслужбы даже не суются. Потому что знают, что там свои, местные лидеры, свои порядки и законы. Там не разрешен алкоголь, запрещены спутниковые тарелки. Власти прекрасно это знают. Но либо они не могут с этим ничего сделать, либо – такое ощущение – есть высоко сидящие люди, которые заинтересованы в существовании исламистов.

– Что может произойти после вывода войск западной коалиции из Афганистана в 2014 году? Многие эксперты прогнозируют, что Центральную Азию могут ждать потрясения. В республике это как-то обсуждается? Власти готовятся к этому?



читать статью полностью на сайте
автор Сергей Смирнов

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
kirabidze
Jul. 26th, 2013 09:24 pm (UTC)
Круто, на фотографии у коня , копыта покрыты золотом, Бердымухамедов превратился во второго теркменбаши, и ладно с цензурой, но и народ в нищите живет, при том что население туркмении как в Самарской области, а газа столько что хватит 10 Теркмений прокормить
rusplt
Jul. 26th, 2013 09:25 pm (UTC)
Да, похоже что именно так
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel