?

Log in

Previous Entry | Next Entry

«Будь воля Собянина, он выгнал бы креативный класс из Москвы»

Ольга Вендина. Фото: Юрий Иващенко / «Русская планета»

Урбанист Ольга Вендина рассказала «Русской планете» о пределах роста Москвы, чиновниках как основе среднего класса и о Собянине, представляющем интересы федеральной власти

«Русская планета» пообщалась с Ольгой Вендиной, ведущим научным сотрудником Института географии РАН, специалистом в области урбанистики, о вариантах переноса российской столицы, о велосипедах понарошку, об адаптации мигрантов и готовности москвичей к демократии.

– Ольга Ивановна, исчерпала ли современная Москва возможности роста?

– Ответ на этот вопрос зависит от того, какой смысл вкладывается в понятие роста. Мы привыкли однозначно связывать «рост» и «развитие», но мне хотелось бы их развести. Рост не обязательно влечет за собой развитие, а развитие далеко не всегда приводит к росту.

Развитие Москвы не обязательно связано с увеличением численности населения, территории и даже размера экономики. Скорее речь идет об усложнении функций, увеличении разнообразия социального и этнического состава населения, видов экономической деятельности, образов жизни.

К сожалению, в головах управленцев до сих пор господствует идея, что новое развитие требует нового места. В этой логике развитие Москвы неизбежно ведет к расширению ее пределов. Если продолжать ей следовать, то предел возможностям роста Москвы положат только границы Российской Федерации. Но существует и другая логика, исходящая из того, что Москва – это город, со сложившейся городской средой и сообществом, именно эта среда и сообщество несут в себе потенциал развития, – а бесконечный пространственный рост города этот потенциал размывает, лишает город компактности и привлекательности для жизни. Поэтому, заботясь о развитии, мы должны думать не столько о росте города, сколько о его переустройстве и внутренней реструктуризации.

– Поможет ли разгрузить Москву перенос столицы, как это было сделано в Казахстане, Нигерии, Бразилии, других государствах?

– Идея переноса столицы – порочная. Столица – это же не пустая функция; чтобы стать столицей, необходимо соответствующее качество и количество населения, уровень развития транспорта и коммуникаций, систем безопасности, банковского сектора, образования и науки и всего прочего, что обеспечивает функционирование столицы. Я не говорю уже об инфраструктуре министерств, посольств, институтов и организаций, зданиях и сооружениях, символическом капитале.

Возьмем для примера Вашингтон – город, созданный для выполнения столичных функций и сохраняющий этот приоритет. При его создании ключевыми идеями была, с одной стороны, консолидация страны и государства на новых основаниях, а с другой – разведение политической и экономической власти. Население вашингтонской агломерации превышает 4,5 миллиона. Предположим, это нормальный демографический размер столицы, обеспечивающей задачи управления крупной страной и обладающей всем необходимым для этого сервисом, учитывая необходимость удовлетворять потребности чиновников и специалистов, живущих в этом городе. В России, кроме Москвы, есть только один подобный город – Санкт-Петербург. Но и там недостаточные для столицы качество населения и уровень развития бизнеса, поэтому придется привлекать квалифицированные кадры, решать их жилищный вопрос и прочее. А теперь представим, что мы переносим столицу в какой-нибудь другой город-миллионер. Численность его населения в короткие сроки должна вырасти в 3-4 раза. Мне кажется, что о сопутствующих проблемах можно не говорить.

Сегодня мы видим, как бурно развивается Астана (бывшие Акмолинск, Целиноград, Акмола), численность населения которой выросла с 270 тысяч человек в 1996 году до 800 тысяч – в 2012 году, и как вся остальная страна работает на это развитие. При такой модели развития для «остальной страны» не имеет большого значения, в какую географическую точку будут направляться ресурсы и какой город будет стричь «столичную ренту». Поэтому не столицу надо перемещать с места на место, а реформировать политическую и социально-экономическую систему, уменьшать возможности извлечения столичной ренты.

Есть и другое возражение против переноса столицы. Я не стала бы применять к России те модели, о которых вы говорили. Во всех названных случаях перенос столицы решал прежде всего политические задачи: распространение легитимности власти на территорию, контролируемую государством. Для России, возможно, ближе пример Турции – континентальной империи в прошлом, в период становления национального государства перенесшей столицу из Стамбула в Анкару. В этом случае перенос столицы означал смену геополитических и ценностных ориентиров. Подобным образом в свое время состоялся перенос столицы из Москвы в Петербург и из Петербурга в Москву.

Но, возражая против идеи переноса столицы, я прекрасно понимаю, что ее возникновение обусловлено целым рядом серьезных причин, прежде всего неравномерностью территориального развития страны и сверхконцентрацией ресурсов развития в Москве. С моей точки зрения, решение этой проблемы лежит не в изменении административно-территориальных реалий, а в децентрализации и развитии федерализма. Политическая воля нужна не столько, чтобы менять географию, сколько для модернизации общества.

– Сейчас активно говорят о необходимости вывода промышленности с территории Москвы. Являются ли эти территории местом для потенциального роста и развития города?

– Хочется сразу ответить: «Да», но не все так однозначно – деиндустриализация города связана с социальными проблемами. Москва выросла в индустриальную эпоху, когда главным принципом урбанизма было функциональное зонирование. Например, строится промышленная зона, и в удобной доступности строится жилье для работников предприятия.


На территории завода ЗИЛ в Москве. Фото: Валерий Шарифулин / ИТАР-ТАСС

Теперь, когда советская промышленность рухнула, оказалось, что в бывших рабочих районах нет достаточного количества мест приложения труда. Люди не только потеряли заработок, престижный в Советском Союзе статус рабочего или инженера, ведомственные льготы, – но и возможность найти работу, соответствующую их квалификации, рядом с домом. Теперь надо ехать в другой конец города.

Парадокс Москвы состоит в том, что рынок труда Москвы резко расширился по количеству новых профессий и видов деятельности, но пространственно он сжался и оказался прижат к центру, юго-западу и западу города, где еще с советского времени развивались постиндустриальные виды экономики.

Поэтому, когда мы говорим о выводе промышленности, мы должны думать не только о замещении функций, но и о том, где будут работать люди, смогут ли они найти работу по специальности.

Давление социальных проблем таково, что если раньше говорили о необходимости выводить промышленность из столичных городов, где высокая стоимость земли и дорогая рабочая сила, то сегодня думают о необходимости ее возвращения.

полный текст статьи: http://rusplt.ru/society/inteviu-vendina.html

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel