?

Log in

Previous Entry | Next Entry


«Избрание Михаила Романова в 1613 году» Клавдия Лебедева.
«Избрание Михаила Романова в 1613 году» Клавдия Лебедева.

Донское казачество сыграло решающую роль в выборе царем на Земском соборе 1613 года Михаила Романова

Русский престол после Смуты занял не природный великорусский князь, прямой потомок легендарного Рюрика, один из главных организаторов освобождения Дмитрий Пожарский, а отрок Михаил Романов. Главная причина: военно-политический произвол казаков, сделавших ставку не на сильную фигуру, с которой пришлось бы считаться, а на самую слабую, которой рассчитывали манипулировать легко и долго.

Роковая ошибка князя Пожарского

Оценивая родословную бояр Романовых в сравнении с древними родами Чингизидов-Годуновых, Рюриковичей — князей Шуйских и Пожарских, Гедиминовичей — князей Трубецких, можно сделать вывод о достаточно «захудалом» роде. Даже прозвища детей первопредка Романовых Андрея Кобылы звучат несолидно: Жеребец, Елка, Говша, Кошка, Немятый.

Казацкая старшина периода Смуты строила свою внутрироссийскую политику на взаимодействии именно с представителями незнатных, периферийных боярских родов (типа Романовых, Сицких, Захарьиных) и связанных с этими родами не слишком родовитых дворян (типа Отрепьевых, Богдановых, Ляпуновых). «Князья крови» — Шуйские, Пожарские, Мстиславские и другие — чурались слишком тесного взаимодействия с безродной, как им казалось, казацкой вольницей — в этом была их общая, крупнейшая политическая ошибка. Единственный из «князей крови», кто активно пытался использовать всю силу «казацкого фактора» был князь Дмитрий Трубецкой, но его личные качества неудачливого воеводы и человека нестойкого характера не вызывали уважения в суровой среде казацкой старшины.

Князь Дмитрий Пожарский, являвший собой воплощенный, почти утраченный в Смуту образ национального достоинства великорусского родовитого человека, уже тем самым вызывал у казацкой старшины настороженное отношение. За долгие годы Смуты казаки привыкли видеть в «стане русских воинов» полный организационный раздрай, повальное предательство, самое чудовищное корыстолюбие и почти рабское холуйство. Поэтому невесть откуда взявшийся князь, сумевший сплотить вокруг себя всех не потерявших национального достоинства и человеческого облика русских дворян, вызывал в казацкой среде смешанные чувства. Казаки Пожарского уважали, но не любили, справедливо усматривая в нем своего главного конкурента.

В этих условиях князь Пожарский, будь он действительно сильным политиком, должен был, по логике, предпринять какой-то практический шаг, который бы открыл для него возможность взаимовыгодного политического диалога с казацкой старшиной Войска Донского. Увы, Дмитрий Пожарский вовремя такой шаг навстречу казакам не сделал.

Казаки и освобождение Москвы

Уникальный шанс мгновенно расположить к себе буквально всех казаков, принимавших участие в освобождении Москвы от поляков в 1612 году, появился у князя Пожарского в самом конце эпопеи осады Кремля.

Осенью 1612 года польский экспедиционный корпус и представители коллаборационистских русских боярских родов, присягнувших польскому королевичу Владиславу, осажденные донскими казаками и ополчением Минина — Пожарского в Кремле все еще чувствовали себя весьма уверенно.


«Клятва князя Пожарского» Василия Нестеренко. Источник: pravoslavie.ru

«Клятва князя Пожарского» Василия Нестеренко. Источник: pravoslavie.ru


«От полковника Мозырского, хорунжего Осипа Будзилы, <…> и всего рыцарства, — отвечали поляки князю Пожарскому на его предложение о капитуляции, — по письму твоему, Пожарский, которое мало достойно того, чтобы его слушали наши шляхетские уши. Мы хорошо знаем вашу, московитов, доблесть и мужество, ни у какого народа таких мы не видели, как у вас, – в делах рыцарских вы хуже всех народов других государств и монархий. Мужеством вы подобны ослу или байбаку, который, не имея никакой защиты, принужден держаться норы <…> Впредь не обращайтесь к нам со своими московскими сумасбродствами, а лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей, пусть холоп по-прежнему возделывает землю, а поп знает церковь».

Причина польской заносчивости — вопиющая несогласованность действий русских воевод, не сумевших за несколько месяцев организовать эффективную осаду. Князь Трубецкой не слушал князя Пожарского, Пожарский не согласовал своих действий с Трубецким, а их обоих в упор не видел, например, князь Василий Тюфякин.

Организационный раздрай в русском ополчении надоел донским казакам. Они решили бросить бесплодную осаду Кремля и пойти на «кормление» (то есть грабежи) в северные и северно-восточные города Московии, по примеру братьев-запорожцев.



Подробнее на сайте "Русской планеты"

Comments

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel